98
Берег был абсолютно нагим в это утро. Птицы, не обращая внимания друг на друга, лениво клевали золото из блестящего песка. Людей не было совсем. Океан обнажал берег все сильнее и сильнее, затем бесстыдной рукой прикрывал его тонким слоем воды, которая цинично все просвечивала. Песок был жестким и твердым, на нем разноцветной мозаикой переливались обломки мелких острых камней, которые словно осколки разбитой вазы, впивались в мясо песка и удерживались там, прогибаясь как можно ниже под стихию.

Я нашла тебя спящим на другой стороне Земли и бесшумно, прикасаясь лишь кончиками босых ног к дереву пола, подошла к тебе совсем близко и, низко склонившись, разбудила шепотом:

-Shall we dance?

Ничего не понимая, спросонок, ты неразборчиво проговорил.

-Что? Что именно?

-Танго. Танго на песке.

Песок служил нам сценой. Рассвет легким занавесом. Чайки перестали жевать и повернули узкие головы в нашу сторону. Солнце распотрошило облака своими тонкими лучами и с досадой увидело, что мы опять вместе.

Кто хоть однажды опускал свою руку на твое плечо в танце, становился рабом твоего танго навсегда. Прохладный ветер заставил нас подтянуться. Я напрягла спину и постаралась унять дрожь. Раз, два, три и четыре – полувздох, полуобморок. Раз, два, три и четыре – полукрик, полусмех. Глаза в глаза, а через секунду взгляд в разные стороны, где только океан до горизонта и холод одиночества. Раз, два, три, четыре и твои руки ловят меня за секунду до падения. Проще всего отдаться во власть партнера и следовать его рисунку. Труднее, гораздо труднее, научиться понимать друг друга и создавать новое, подхватывая партнера на лету, доверяя и создавая свое неповторимое кружево движений. Этот танец – единственная награда за все мои девичьи неприглашенные танцы. Я жила с трагически опрокинутым лицом на всех дискотеках, где сверстники выбирали совсем других девчонок. На них не было вины за то, что в двенадцать лет я выросла до ста семидесяти пяти сантиментов. А я продолжала отчаянно наряжаться на танцы, во время которых полностью закончила академические курсы по философии, чувству юмора и отстраненному взгляду на жизнь.

DSC_0153Ты раскручиваешь меня в танго. Твой вздох и мой выдох до изнеможения. Все несложившееся можно было запрятать в точный рисунок и попытаться одурачить себя в кругу завистливых песчаных дюн. Им то и на мгновение было ничего не изменить, ни дотянуться, ни сомкнуться, ни замереть.

Солнце длинными беспощадными кинжалами пыталось сбить нас с учащающегося ритма, словно что-нибудь на свете могло помешать страсти, запрятанной в сладкое сумасшествие танца. Не для того мы столько лет ждали, чтобы отвлекаться по пустякам. Ты вел меня все сильнее и увереннее, и решение было принято само собой. Все остальное оказалось незначительным, случайно появившимся на пути, взятым по ошибке, исправить которую немедленно казалось самым правильным и простым делом на свете. Пришло осознание быстротечности этой жизни, где счет обрывается неожиданно для всех. Была ли на нас одежда – не помню, может быть пара лент из водорослей. Да и какая разница? Точная графика танца съедала условности. Кульминация яркой вспышкой перекрыла солнце.

Ты тихо пробуждался. Решив, что я тебе приснилась, ты придержал ресницы на три мгновения, стараясь меня запомнить. Этого времени мне хватило, чтобы выскользнуть из твоей комнаты, изчезнув навсегда. Улыбаясь, открыл глаза. Сильный ветер ворвался в комнату и сердито хлопнул форточкой. Песок нежно колол тебе ноги, впиваясь в деревянный пол. Ты вошел в душ, отдал во власть горячей воде свое уставшее за ночь тело. Закрыл глаза. И прошептал:

-Не снись мне больше. Пожалуйста.

3 Марта 2009 года