0007Она врывалась вечерами голубым мерцанием экранов в квартиры советских семей и меняла ночные планы тем, кому возраст и расположение комнат позволяли отдаваться чувствам. У женщин движение замедлялись, голоса становились глуше и таинственнее. А мужчины, ослеплённые белизной ее светящейся кожи, мягкими изгибами тела и волнующим подъемом груди, уже не отдавали себе отчета кого они неистово любили на полуторных семейных кроватях и кто стонет от наслаждения: Королева Экрана периода застоя или жена, неожиданно превратившись из вечной подруги в горько сладкую, манящую и такую желанную чужую женщину.

Королева появлялась на экране то в трикотажных костюмах стиля Шанель, то с застиранной ситцевой косынкой на белокурых волосах, но ничто не могло закрыть этот непрерывный зов мягких полных губ чуть полуоткрытого рта, который низким голосом обещал невозможное, разбивая на слоги  слова из сценариев рваным придыханием. В реальной жизни, Королева не произносила мудренных слов, написанных для неё гениальными мужьями или бездарными придворными бумагомарателями. Она была удивительно проста, стервозна и решительна. По какому принципу она выходила периодически замуж не знал никто, и не один, из оставленных ее мужей, никогда не сказал вслед ни одного плохого слова. Они вспоминали о ней с любовью и нежностью всю свою оставшуюся жизнь. Скорее всего и она их любила.

Как и положено Королеве кинематографа, она жила в московском доме с привратником, мраморными лестницами в пролетах, на седьмом этаже, куда лифт поднимался с достоинством и откуда открывался восхитительный вид на Москву. Как у всех Королев, у неё был Король Кинематографа, который не мог играть лирических, настроенных на социализм комбайнеров, и строгих парторгов из-за своей роковой красоты и искушенного взгляда. Ему доставались роли пиратов, иностранных агентов, английских лордов и прочих злодеев. Немыслимое количество безутешных столичных девиц, бросались отчаянно в Москву-реку, чтобы хотя бы проплыть рядом с домом Короля. Ибо дворецкие близко к дому на набережной их не пропускали, а любовь требовала своего выхода. Самые везучие могли увидеть Короля выходящим из автомобиля перед московскими ресторанами и громко завизжать.

Королева была совершенным созданием. Безупречная красота, чувственность Мерилин Монро, безусловный актерский талант был подкреплен быстрым умом. В быту королева была избалована и капризна, но желания у неё были реальными, как и положено девочке, рождённой в глубинке необъятной страны. По утром, ещё нежась на шелковых простынях, Королева выпивала стакан свежего кефира. Королю казалась это требования забавным, но он неукоснительно его выполнял каждое утро с одинаковым энтузиазмом, отправляясь в магазин за кефиром. Они были счастливы!

Счастлива была юная и прелестная Верочка, жившая с родителями этажом ниже. Она была единственной дочерью, в которой родители души не чаяли и только млели от ее последовательных успехов в школе, а теперь и в университете. Каждое утро в семь часов тридцать минут к подъезду дома подъезжал шофёр, который отвозил родителей на ответственную государственную работу, А в восемь тридцать Верочка отправлялась в университет. Она выходила к шоферу, не заставляя себя ждать, чем вызывала умилительные и одобрительные взгляды вахтёрш и восхитительные швейцаров. Шофёр был тайно влюблён в красавицу, и похоже она об этом знала, ибо при встрече с его глазами в зеркале румянец вспыхивал на невинных щеках и мягкие ресницы прятали смущение в серых глазах. Скромность и невинность девушки вызывали в душе шофёра такую бурю чувств, что он пролетал в “Чайке” над Москвой до МГУ за одно мгновение. Родители делали все для счастья дочери. У неё, действительно, было все. Включая, приготовленные с вечера две бутылки кефира. Каждое утро, в семь часов сорок минут Верочка неслышно открывала свою дверь, куда беззвучно проникал Король с пустой вязанной авоськой в руках. А ровно через сорок минут он так же выскальзывал из дверей с кефиром. Все были счастливы.

В тот день, королевская чета возвращалась после репетиции из театра домой. Королева уже бросала жаркие взгляды на Короля и он отвечал ей огненным блеском в глазах. До страстного кипения им оставалось преодолеть лишь подъем на седьмой этаж в лифте. Перед тем, как дверям лифта захлопнуться, в него заскочила Верочка. Увидев своего любовника она зарделась и подалась вперед. Король окаменел. Королева было умна, Верочка слишком наивна и свято верила в счастливые финалы. Король играл безразличие к незнакомке, и явно переигрывал. Голубые глаза королевы наливались стальной яростью. Верочка не могла понять что произошло с любящим ее Королём, заметно нервничала, краснела и бледнела, бросала умоляющие взгляды. Корольбыл неумолим. Королева экрана наблюдала мизансцену, прозревая все больше и больше. Верочка, осознав что предана, в отчаянии повернулась к двери. Король уставил немигающий взор в потолок. Королева в бешенстве подошла к Верочке, на чьё счастье спасительно распахнулись двери лифта, куда Королева задрав узкую юбку для удобства, вытолкала ее пинком ноги.

Когда ночь спустилась на Москву, Король с Королевой устав от любовной битвы разогретой бешеной ревностью, слезами и прощением, удовлетворённые уснули. Верочка глотая слезы и пряча отчаяние, спокойным голосом сообщила родителям, что подготовка к экзамену возможна только в доме подруги. Затем телефонным звонком вызвала своего Вечного Рыцаря и давнего воздыхателя. Белый Конь домчался к парадному за минуту, и рыцарь унёс Верочку в ночь, где девушка, обезумев от ярости, горя и любви испытала свой первый оргазм. Верочка наконец то узнала зачем люди занимаются любовью и чем отличается любящий мужчинаот всех остальных. Крик восторга перекрыл пенье птиц на рассвете. Через девять месяцев от этой радости на земле родилась маленькая принцесса. Все были счастливы!


7 января 2017