Прошлое, проиграв яркие картинки в памяти, уступило место действительности. Нужно было выбираться из того, что произошло. Сознание возвращалось медленно, словно после тяжелой болезни. Сочувственный взгляд Лидуси отрезвляюще подействовал на Ленку. Ленка понимала, что ситуацию нужно разрядить ничего не значащим: “А ты уверена?» или “Давай поговорим о живописи!… “ Но что-то противно ноющее в районе желудка и пульсирующее в висок не давало ее лицу улыбнуться. Вероятно, это была любовь, которая так и не ослабла за пятнадцать лет супружеской жизни с Женечкой.

-Елена, ты только такие страшные глаза не делай, не ты первая…

Противный комок в горле не хотел растворяться и дать волю словам. Лидуся неуверенно продолжала.

-Я ведь тоже не верила поначалу, когда мне про Лешу говорили. Да и кто может в это поверить?

Лидуся, узнав Женечкин секрет, в первую секунду испытала чувство, несправедливого по отношению к Ленке, удовлетворения. Лидуся стала с этого момента не одинока в своем неуважаемом статусе обманутой жены. Сколько раз подруга, с легкой улыбкой явного превосходства, успокаивала Лидусю, что конечно, за редким исключением, мужики после сорока чудят. В исключительной роли своего мужа, Ленка была уверена всегда. Слишком уверена! и ранила Лидусю неоднократно своими теориями о секретах сохранения любви между супругами. Лидусе бы на секунду вкусить сладость справедливого решения судьбы, но застывший Ленкин взгляд неожиданно вызвал чувство острой жалости к подружке. Лидусе вспомнилось, как, вернувшись с работы, она увидела на кухонном столе листок, исписанный ровным почерком Алексея. После этого прошло два года, а хорошего так ничего в ее жизни и не произошло.

Ленка машинально выпила кофе, так же механически, не торопясь сьела все, что было на тарелках. Причем ела она в обратной последовательности. Кофе, пирожное, мясо и суп. Потом, не торопясь, отсчитала несколько купюр и положила их на центр стола. После этого произнесла глухим голосом, лишенным всяческого выражения:

-Лидуся, я всегда знала, что ты злая дура!

И ушла.

Ленка отлично знала, что Лидуся была злой, но никогда не была дурой. Практичность ума Лидуси, в сочетании с высокой работоспособностью, обеспечивали устойчивое процветание ее бизнесу и семье. По каким-то неписаным законам Ленка терпела в своей жизни Лидусю много лет. Лидуся всегда завидовала самодостаточности подруги, ее независимости от принятых стереотипов и чужих мнений. В те моменты, когда терпение Ленки было исчерпано, Лидуся искренне каялась, страдала, признавалась Ленке в любви и на какое-то время становилась мягче. Злой Лидуся была не только по отношению к друзьям, но в первую очередь к своему мужу, Алексею. Алексей прожил двадцать лет под гнетом своей жены в пене ежедневных истерик, в которых Лидуся самозабвенно каталась по паркету, от удовольствия закрыв глаза и позабыв обо всем на свете. На двадцать первом году своего супружества, к всеобщему удивлению, Алексей нашел силы уйти от Лидуси к другой женщине. Спустя пару месяцев после их разрыва, Ленка случайно столкнулась с Алексеем на каком-то концерте. Необыкновенно счастливый, он кормил свою даму шоколадом, весело приветствуя подружку бывшей жены. Дама была если не старше Лидуси по возрасту, то явно по жизненным переживаниям, которые прочертили глубокие морщинистые дорожки на неумело накрашенном лице. Рядом с изящной, всегда хорошо со вкусом одетой, подтянутой Лидусей, эта дама выглядела дешевой и нелепой. Но счастье Алексея было неподдельно, и расстроенная Ленка немедленно покинула концертный зал, чтобы не любоваться детским умилением на лице мужчины среднего возраста.

Сегодня, они поменялись с Лидусей местами. Ленка знала, что у подруги было одно замечательное качество – она никогда не врала. Поэтому в том, что Лидуся сказала ей правду, сомневаться не приходилось.

Не заметить Женечку было невозможно по многим причинам. Во-первых, потому что он являлся идеальным мужчиной для всех замужних женщин бывшего Советского Союза. Тетеньки с нетерпением дожидались конца рабочей недели. А когда субботними вечерами он выплывал в темноте квартир на телевизионных экранах в смокинге с бабочкой, женская половина страны замирала на вздохе и мужья, настоящие, будущие или бывшие соперничества с ним не выдерживали. Впрочем, счастливые, они даже не подозревали, почему у их избранниц сон напрочь пропадает в субботу в одиннадцать вечера и после этого, голова и живот у жен ни болят, расстройства исчезают, и они на удивление ХОТЯТ и МОГУТ! И КАК МОГУТ!!! Ленка телевизор не смотрела, она монтировала программы с участием Женечки.

На работе Женечка был подчеркнуто, вежлив, аккуратен и предупредителен со всем персоналом телестудии. О нем невозможно было даже посплетничать – его личная жизнь происходила всегда вне рабочего помещения. Ленка знала его уже не один год, как вдруг произошла история, круто изменившая ее жизнь. Редактор попросил ее выйти на работу в неурочное время в субботу, чтобы переснять какой-то неудавшийся кусок в программе. Женечка вызвался заехать к ней домой, ему было по пути, и подбросить сотрудницу в телестудию. На звонок в дверь быстрее всех среагировала мама и поспешила открыть дверь. Женечка вежливо раскланялся и пообещал подождать девушку в машине. Подарив маме белозубую улыбку, Женечка беззвучно прикрыл за собой дверь. Уже на выходе Ленка бросила прощальный взгляд на маму. Мама, редко покидающая мир своих иллюзий, чтобы не сталкиваться с несовершенством реальности, на сей раз, сидела на диване с лицом абсолютно счастливого человека. Дочь подумала, что пропустила какое-то значимое для мамы событие: то ли сериал неожиданно закончился, то ли особенно удались пироги, попробовать которые не хватало времени.

-Ма, я пошла на работу!

-Я так и знала.

-Мам, я не надолго.

-Да, именно таким я себе его и представляла! Эти роскошные волосы, усы. В любое время дня, красивый, всегда в смокинге! Да, таким я его себе и представляла!

Ленка застыла с открытым ртом. Она впервые слышала положительную оценку мужчине из уст мамы. Развелись родители, когда она была еще в начальной школе. Больше мужчин в маминой жизни не было – достойных не оказалось! Мама была красивой женщиной, и находились смельчаки, желающие своей решительностью, скрасить ее одиночество. Но беспощадная мама добивала их постояным, как ей казалось, аргументом.

-Вы моего мужа видели? Рядом с ним, простите… ну уж не хуже должен быть!

Сбитая с толку происшедшим, Ленка села в Женечкину машину. Она впервые взглянула на Женечку со стороны. Рядом с ней сидел красивый, прекрасно воспитанный, умный, талантливый, сексуальный…. Ленка прикусила губу и почувствовала себя крайне скованно. Вероятно, ее волнение передалось и водителю, всю дорогу они ехали молча, думая, друг о друге. На работе оба были растерянны и делали ошибки, а когда, съемки были закончены, Ленка услышала за спиной голос, от которого мурашки пробежали от шеи до пяток.

-Я подброшу тебя, мне по дороге.

До дома она добралась к концу следующего дня, через полгода сыграли свадьбу, а еще через семь месяцев родилась Женина копия – сын Славик. Пятнадцать лет супружества промчались как единый вздох. Все как у всех – детские пеленки, болезни, разбитые коленки, виртуозная балансировка между работой и семьей. Каждый прожитый день заканчивался одинаково – она засыпала только от ощущения родного тепла прижавшегося к ней мужа. Обнимая жену двумя руками, надежно прижимая ее к себе, он наполнял счастливым спокойствием и наступающий день тоже. Ситуация развернулась у нее под носом. Но как исполнительница роли жены – она узнала обо всем последней.

Войдя в дом, Ленка не разуваясь, прошла на кухню, где Женя допивал чай.

-Тебе плохо? Сердце? Отвечать ничего не хотелось, хотелось развернуть этот день на несколько часов назад и прожить его совсем иначе.

-Тебе дать таблетку, что ты молчишь?

-Скажи мне, это правда?..

Женя вдруг превратился в мальчишку-подростка, с напряженным перед ударом телом. Страх, выскочил пружиной из глаз, он поперхнулся чаем, долго не решался кашлянуть, маленькими глотками кусая воздух.

-Значит она всего на шесть лет старше Славика…

Ленка вдруг не узнала в этом испуганном существе своего идеального супруга, и от этого ей стало неожиданно легче. Женечка, такое, сделать бы не смог. А этот – не Женечка, это какой-то жалкий испуганный мужичонка, пьющий чай из ее любимой чашки. И эта чашка была последней каплей, которая разделила ее семейную жизнь на две половины. О второй она пока не думала, а первая уже никакого отношения к сидящему на ее кухне мужчине не имела. Она тихо встала и подошла к столу. Женя вдавился в стул, уже неоднократно что-то пытаясь начать говорить и останавливая свои двигающиеся в немоте губы. Ленка взяла чашку со стола и принялась ее мыть. Мыла долго, используя все чистящие средства на кухне, а затем и в ванной. Когда позолота на чашке окончательно стерлась, она выбросила чашку в мусорное ведро, и, почувствовав сильную усталость, побрела в спальню. На пути ей вдруг попался Женя с чемоданом в руках, на лице у которого интенсивно двигались губы. Ленка подумала, что и звук где-то должен быть.. И вправду, включился звук, и до нее стали долетать слова. Чаще других повторялось «прости», но никакого смысла в наборе произносимых слов не было.

Дверь за собой Женя закрыл по обыкновению аккуратно, придерживая ручку, чтобы не хлопнуть. И прозвучавшая тишина вдруг поменяла внутренний ритм. Не отдавая себе отчета в том, что она делает, Ленка быстро подбежала к большому зеркалу в спальне, где увидала свое отражение и не узнала его. Захлебываясь от острой жалости к немолодой женщине с застывшим лицом самоубийцы она по-собачьи завыла и поползла в сторону кровати, где запихнула в свой рот подушку, и стала зарываться в постель все глубже и глубже. Утешать было уже некому.

Многочисленные группы поддержки, ночные бдения с бутылкой красного вина, ежедневный душ из бесконечных слез и кофейные мешки под глазами, спустя полгода, Ленка навсегда оставила за спиной. Переломной для нее оказалась встреча с психологом, который пользовался большой популярностью в клубе “Знай наших “, где неудачницы делились сокровенным за закрытыми дверями. Открыв дверь кабинета психолога, она неожиданно увидела перед собой красивого мужика, наделенного, согласно слухам, еще и несколькими учеными степенями. Жаловаться такому, на ушедшего мужа, не имело смысла. От его сияющего взгляда стало тепло, и Ленка поначалу забыла, зачем пришла. Она вдруг пропела дифирамбы весне за окном, в чем встретила полное понимание со стороны психолога. Оплаченное время пронеслось незаметно, за пять минут до расставания он вдруг резко поменял тему и сказал.

-Хотите, открою секрет золотого ключика? Я тоже пережил развод, пять лет тому назад. В американском учебнике для начинающих психологов был такой совет для борьбы с депрессией. Перестроить свою квартиру необычным образом. Создать себе максимальный дискомфорт в доме, вплоть до того чтобы раскручивать рулон туалетной бумаги против ее движения. Сломать привычные стереотипы. Я уже все перепробовал. И все вроде нормально в моей жизни. Но когда я вечерами в комнате включаю свет, в ней по-прежнему темно. Все в сером цвете, он плохо освещается. А вы зашли, и комната стала желтой. Я знаю, что больше Вы ко мне не придете. И, знаю, почему. Я поступаю вопреки этике врача. Это телефон моего мобильника. За свой непрофессиональный поступок я могу потерять разрешение на лечебную практику.

В ее голове быстро пронеслось: “Так вот он, секрет популярности! Все удивительно просто! “

-Вовсе нет, Леночка, мы просто собаки одной породы.

Зайдя в дом, Лена сразу же подбежала к зеркалу, чтобы определится конкретно с названием «породы». Зеркало, будто машина времени неожиданно показало ей худощавую длинноногую девчонку с торчащими коленками и ключицами с глупой улыбкой на лице. Еще вчера она сама была жертвой предательства своего мужа, с его судорожной попыткой вцепиться в хвост улетающей молодости. Сегодня в смеющихся мелких морщинках возле ее глаз грусти не было. Там затаилось ожидание сюрприза, чуда, радости от встречи. Лена медленно сняла с себя черный, закрытый под самое горло свитер и прищурено посмотрела на свою грудь. Да, бельишко явно стало великовато. За полгода, просыпающийся было целлюлит, бесследно исчез, прихватив с собой еще пятнадцать кило, легко нажитого в упорядоченности семейной жизни, веса. Руки расстегнули замок на юбке и неожиданно для себя, она не стала снимать юбку привычным путем, через голову. Она легко и нежно вращая бедрами, заставила юбку, красиво упасть к ногам. Вместе с юбкой упали оковы ее брошенности, непригодности и никому ненужности. Внутри ее тела просыпалось что-то тревожное и непривычно сексуальное. Глаза резанула модель ее трусов. Боже мой, что за бабский фасончик, и ведь все остальные не лучше. Как не вяжется эти консервативные трусы с тем, что поднималось, набирая жизненную силу внутри ее помолодевшего тела! Лена сорвала теперь уже неуместные предметы женского туалета, забросив их в корзину с грязным бельем, и потянулась к телефону. Но тут же улыбнулась и отдернула руку. Нет, он подождет звонка, до завтра. Сейчас в магазин, обновить скучный гардеробчик. Позвонить Виктору Васильевичу и сказать, что она согласна принять предложение перейти на преподавательскую работу в институт и самое главное… Да, не забыть самое главное! Перекрутить туалетную бумагу в обратную сторону, с максимальным неудобством для себя. И пусть это будет единственным неудобством в ее новой жизни.

Вот так неожиданно Леночка и нашла себе друга. Красивый, ироничный, умный Федор стал частенько захаживать в ее дом, с удовольствием кушать ее стряпню и даже легко справлялся с небольшими мужскими делами, которые то и дело выскакивали из самых неожиданных углов. Отношения с Федором складывались легко, жили настоящим, не усложняя его вопросами о прошлом и планами на будущее. Обоих все устраивало. Интимные встречи происходили только на квартире Федора, Леночка не допускала мысли, чтобы Славик мог заподозрить ее в близости с мужчиной. Сын отказался обсуждать то, что произошло между родителями. Он встречался с отцом на стороне и никогда об этих встречах не рассказывал, неся переживания в глубине свой еще не взрослой души. Новая работа принесла с собой новый круг общения, и только неистребимая привязанность Лидуси, как выцветшая свадебная фотография, напоминала Леночке о постигшей ее потере.

Годовщина со дня ухода Женечки удачно совпала с днем рождения Федора. У Лены было предположение, что невозможно иметь два дня рождения за год, и Федор на самом деле просто отвлекает свою подружку от воспоминаний, но от этого настроение у нее не ухудшалось. Скорее наоборот, она была благодарна другу за заботу и чуткость. Прилетев с работы, шаровой молнией приняв душ, и переодевшись, Лена готовила праздничный ужин. Руки мешали друг дружке, выполняя массу ненужных движений. Не в силах упорядочить ни свои радостные мысли, ни последовательность приготовления салатов, Ленкино лицо счастливо улыбалось. Повернулся ключ в замке. «Славик опять что-то забыл»- едва успела подумать Ленка и вдруг застыла. На пороге стоял похудевший и серьезный Женя. Он откашлялся и сказал неуверенным голосом:

-Ты помнишь, что я сказал уходя?

Тишина громыхала в Ленкиных ушах.

-Ты помнишь, что я сказал уходя?

Чуть слышно повторил Женя. И вдруг услужливая память включила картинку последних минут пребывания Женечки в этом доме. Уже дойдя до дверей, муж вдруг решительно повернулся и порывисто бросился к Ленке. Обнял ее крепко-крепко и сказал:

-Родная, я не знаю что со мной! Я не знаю, люблю ли я ее, могу ли я еще кого-то полюбить, как любил тебя. Знаю, что жить без нее невыносимо и минуту. Прости и постарайся меня понять.

Как в плохом телевизоре к Ленке возвращалась способность слышать звук, хотя изображение стоящего рядом мужа оставалось по-прежнему нечетким.

-Так вот, на самом деле все не так. Это было увлечение, ошибка. Я не знаю, что это было…

Лена видела перед собой чужого, самовлюбленного и неприятного ей мужчину. Он по-хозяйски распахнул дверцу шкафа, взял ее любимую чашку из тонкого фарфор, налил в нее воды и выпил эту воду жадно, не прерываясь. После этого он присел к накрытому столу и продолжил говорить бесстрастно поставленным голосом, словно бы отыгрывая свой сотый спектакль с опостылевшей ролью в полупустом зале.

-Я не решался вернутся к тебе целый год. Я не мог тебе в глаза посмотреть. Страшно было с собой оставаться после того, как причинил боль самому близкому и любимому человеку. Постарайся меня понять… Она оказалась пустой, капризной, неинтересной грязнулей. Может быть, мне нужно было с тобой расстаться, чтобы понять твою истинную цену? Прости меня, я обещаю, что всегда буду вместе с тобой, и ничто нас больше не разлучит.

Изображение и звук опять уплывали от Ленки, и последнее, что она услышала, был радостный свист чайника, который задиристо приветствовал своего хозяина.