season2
– Я знал, что вас здесь увижу.

Спокойно сказал мне абсолютно чужой по виду и духу Мужчина. Бывают люди из параллельных миров, симпатичные и даже порой неотразимые, но планетарно с вами никогда не пересекающиеся. И совсем не важно насколько выше или ниже его планета расположена относительно места под Солнцем, эти люди бесследно исчезают на вашем пути. Простота и уверенность в общении этого человека почему-то вызывало лёгкое беспокойство во мне. Бархатные тёмные глаза бесстрастно заглянули туда, куда посторонним был вход запрещен, и мягкий голос уверенно закончил фразу.

– Вы были вот с этой девушкой…

Попал в точку! Я без этой девушки, сестры милосердия из госпиталя для людей с ментальными проблемами, последние пару лет вообще из дома не выхожу и это спасло меня не раз от неприятностей.

– Я видел вас неоднократно и раньше, давно обратил на вас внимание…

В голову почему-то пришла точная цифра численности населения нашего городка на 2013 год – 1 миллион 136 тысяч человек. Где уж тут разминуться? Правильным было бы и сейчас незаметно раствориться в толпе.

– Последний раз я видел Вас тридцать второго августа в Месте Встречи изменить нельзя, и три недели до этого в Месте, где Грех Чашечку Кофе не пропустить. А до этого мы встречались…

Проблема заключалась в том, что к моему ужасу, время и места встреч были названы точно. На какое-то мгновение мне показалось что мы поменялись местами в мире психиатрии. Единственное порадовало, что никто не выскочил с ножом из-за угла и в руках моих жёлтых цветов не оказалось. От неожиданности я сказала.

– Хорошая идея, нужно написать рассказ.
– Про меня уже написаны стихи и книги, на нескольких языках. Вот ссылки.

Точным и лёгким росчерком пера портрет сумасшедшего был закончен!

– Я не сомневаюсь, что и собрания сочинений продаются?
– Нет, автор ищет издателя.
– Вы под бременем своей славы не снимаете костюма и белой рубашки даже на пляже?
– Когда мы останемся вдвоём, я оставлю на себе рубашку, если белый цвет вас так возбуждает.
– Не уверена, что белой рубашки достаточно, чтобы нам оставаться наедине.
– Нужно что-то ещё, кроме чувства юмора?

Круг замкнулся.

-Наличие времени. У меня билет в Прагу на завтра.
-Тогда увидимся через две недели в Праге.
-Почему в Праге?
-Всегда мечтал там побывать.
-Почему через две недели?
-Не успею раньше… дела.

Через семь минут разговора возникло чувство, что возможно первую половину жизни мы прожили вместе. Через пятнадцать минут уверенность в том, что во второй точно не расстанемся. Недалеко от твоего дома стояла большая, каменная, серая, потрескавшаяся от безжалостного солнца, Черепаха.

– Это символ вечного и стремительного движения в бизнес районе? Или грустное напоминание деловым людям что на этом месте стояла бы игровая детская площадка, если бы они думали не только о себе?
– Черепаха исполняет желания.
– Если знаний недостаточно, юмор спасает?
– Ты можешь погладить её по брюшку и после этого попросить на ухо об исполнении одного желания.
– Ты просил?
– Ещё нет, но сейчас попрошу… А ты?
– Я попрошу завтра. Завтра я точно буду знать чего хочу.
– А сегодня?

Время иногда сжимается настолько плотно, что нет никакой возможности удержать осторожный баланс уровня доверительности, откровенности, честности. Отношения попадают в отрезок между прошлым и будущим, превращаясь в настоящее, оставляя его единственно ценным. Оттого настоящее и проживается в полную силу, без оглядки на условности, предрассудки и, пожалуй, даже здравый смысл. Соприкасаясь с уже выстроенными социальными установками, ожиданиями, межсезонье побеждает и впредь доминирует. Что было потом? Прошёл один день, или один месяц, или один год. И это самый разумный подсчёт времени того, что произошло дальше.

Что такое близость? Где её границы? С чего начинается доверие? Когда мы становимся близки? Когда рассказываем о первой двойке, первом сексуальном опыте или разводе, об отношении к религии или музыке, или после первого оргазма вдвоём? Где придел этой близости? В смелости ходить нагишом или говорить резко, пропуская реверансы? В беспардонной оценки позиции другого? В щадящей паузе после исповеди о проступке бесчестном и не подлежащем исправлению? Близость, это желание, умение и мужество принять другого таким, каков он есть и не потерять очарованности в таком, каков он есть. Потребность узнавать, осуждать, прощать, принимать. Умение удивляться, бесконечно удивляться тому как прекрасен человек со всеми его слабостями, проблемами, нежностью, юмором и постоянной неразрешимостью им же созданных жизненных тупиков и ограничений.

И если имеет смысл рассказывать подробности из совместно прожитого нами того дня, месяца, года, то лишь для того, чтобы дать кому-то ещё возможность вспомнить свои собственные сокровенные милые нежные моменты межсезонья, между прошлым и будущим, в настоящем. И у каждого счастливого нежного настоящего, есть хрупкая грань, когда оно переходит в прошлое. Иногда совершенно по пустяковому поводу. Скажем, самому простому… Мне, например, понадобилось съездить домой и взять тёплую одежду, потому что ночью в одном платье на голое тело было холодно на океане. Отлучиться надо совсем ненадолго, час… два… Что может случится со здоровым, умным, симпатичным, образованным мужчиной с хорошим чувством юмора за два часа?

Смешно, но даже двух часовая разлука разительно переменила внешний вид улицы. Пришлось пройти три раза мимо дома, пока в конце-концов я его не признала. Влюблённость слепит и лишает способности ориентироваться на местности любого, меня к тому же, лишила и разума. На месте красивого парадного была старая дверь, неудачно перекрашенная голубой краской. В каком ударе я должна была быть рядом с тобой, чтобы заменить эту дверь в своем воображении на “чистейшей прелести чистейший образец”… Хотя при чем здесь Пушкин? Я торопливо постучала, и поймав себя на мысли, что и ты после короткой разлуки можешь выглядеть совсем иначе, громко рассмеялась. Мой смех был оборван возникшим в дверях недовольным выражением на женском лице.

-Вы к кому?

Впервые я заговорила о тебе в третьем лице третьему лицу. Третье лицо за пару минут поменяло свои эмоции от недоумения, до задумчивости и непосредственного удивления.

– Вы его ищете? Это мой старший брат.

Старший брат выглядел на двадцать лет моложе своей младшей сестры. Все сумасшедшие родственники?

-Я могу с ним поговорить?
-Нет. Он уехал. Тринадцать лет назад. В Прагу.
-В Прагу?

Что то яростное и безжалостное по отношению к этой злой женщине взорвалось внутри меня. Оттолкнуло её в сторону. Пробежало в дом. Это был чужой совсем дом, где ничего не сохранилось от тебя. Почти ничего, кроме фотографий разных мальчиков, где был ты мальчиком, опять ты уже со своими мальчиками и твоя сестра с вами. Оказывается она умеет улыбаться. Возле фотографий я стояла минуту. Потом так же быстро выбежала на улицу. Что было потом – не помню.

perfect

Из оцепенения меня вывела Черепаха. Она сверкала, словно позолоченная муха, в уверенности что её внешность изменили к лучшему. Что за мода обклеивать все окаменевшее от времени стёклышками или зеркальными осколками? А-ля мексиканский стиль на обновлённых глиняных фигурках смотрелся жалкими кричащими извинениями перед обворованной страной-соседкой. Наскоро залепленные лепнины никого не могли убедить в торжестве аляповатости перед временем.

Села рядом. Нелепое солнце переливалось ненужными бликами на узенькой черепашьей головке. Ракушки, наглухо приклеенные на тоненькие уши черепахи лишали возможности пошептать о моих несбывшихся желаниях и потерянных возможностях. Глупо теперь разделять с черепахой свои горести, а уж тем более надежды! Смешно думать, что маленькая головка на сморщенной шее сможет повернуть вспять упущенный шанс. Если уже не хватило своего собственного объёма головного мозга, зачем доверяться небольшому и, изначально окаменевшему от человеческой глупости и неумению принимать правильные решения. Ведь был у меня час, или месяц, или год когда ты меня был готов слушать и способен был услышать, и все можно было решить мгновенно. Вот тогда и нужно было быть щедрой, доброй, уметь прощать, жалеть и любить. Как глупо теперь беседовать с каменной подругой.

Мы с черепахой заглянули друг другу в глаза! Сестры – близнецы, холодный неприветливый блеск, нежелание двигаться и что-то поменять в себе. Отсутствие планов на будущее! Мне осталось только окаменеть и навсегда закрепить горестные складки на лице.

-Я знал, что я сегодня вас увижу.

Услышала я за своей спиной. Резко повернула голову. Чуда не произошло. Это был не Ты.

-Я знал, что я сегодня вас увижу.

Спокойно и настойчиво повторил абсолютно чужой по виду и духу Мужчина. Довольная собой, черепаха лапой убрала розовые очки с глаз, стряхнула цветную мишуру с панциря и, гордо улыбаясь, зашагала в сторону. Она одна знала, что дорогу к счастью осилит идущий.

18 Ноября 2014