Ленинград. Июль. Каменный мешок города не оставляет надежды на глоток свежего воздуха даже ночью. Втиснутое тело ускользает в бесконечном потоке жаждущих перемещения в резиновую духоту метро. Токсикоз третьего месяца беременности делает насильственную близость чужих потных тел невыносимой. Смиренно пропускаем два поезда и втискиваемся с мужем в третий, столь же мало симпатичный с точки зрения удобств, необходимых для соблюдения норм человеческого достоинства. Найдя единственно возможное положение тела в давке вагона, мы обречено замираем до достижения пути следования. Поблекшие от солнца и городской пыли глаза устало натыкаются на постные отражения соседних лиц. Внезапно все меняется, как будто вынужденные попутчики стали произносить вместо скупых междометий музыкальные фразы Моцарта.

Рядом с нами стоят двое. Он и Она. Они вне давки, духоты и суеты этого мира. Она, будто соскользнула с кустодиевского полотна, крепкая, пышущая здоровьем, в легком ситцевом платье, чуть облегающем сбитое тело, открывающем колени и плечи тридцатипятилетней женщины. Она дремлет стоя, ее губы чуть трогает легкая улыбка. Он бережно поддерживает Ее за драгоценный локоток, прикасаясь к ней, как к коллекционному произведению из тонкого хрусталя. Он ниже ее на пол головы, хрупкий, одет в застегнутую на все пуговицы аккуратно выглаженную, много раз стиранную, светлую рубашку. Необыкновенно счастливый, Он любуется своей спящей красавицей. От непредсказуемых толчков поезда, Она открывает глаза и дарит ему лучезарный блеск любящих глаз, внезапно осветивший бесцветные лица окружения.

Мы, как завороженные, не переводя дыхание, смотрим на пару, боясь хлопнуть лишний раз ресницами, чтобы не спугнуть сказочное видение. Окончательно проснувшись, Она нежной улыбкой раз и навсегда разбивает для присутствующих модельные стандарты красоты, навязанные философией глянцевых журналов. Он, не отрывая глаз, ловит каждое ее душевное движение, дыхание, предупреждая ее желания до того, как они возникнут.

На никому не известной остановке из вагона исчезают только эти двое, оставляя в нашей памяти аромат настоящего чувства и понимание, что оставшимся нужно проделать еще длинный путь, чтобы найти свое счастье. Я смотрю в улыбающиеся глаза своего мужа. Мы узнали секрет счастья и передадим его сыну, который чуть слышно бьется под моим сердцем!